Наверх
Вниз

Какие наши годы!... Форум для пенсионеров и не только.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Истории из нашей жизни.

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Иногда после прочтения описания какой-то жизненной ситуации, как будто получаешь определённый заряд положительных и добрых эмоций, которыми хочется поделиться. Именно для этого решила открыть тему. Пусть в нашей жизни будет больше положительных эмоций и доброты. Мне кажется нам всем сейчас её очень не хватает.
                                                                                                     ***
У каждого из нас свои воспоминания о детстве – весёлые, смешные, трогательные и грустные. В детстве, конечно, цвета кажутся ярче, небо – голубее, деревья – выше, но вот доброта остается неизменной. И эта история о ней, о простой человеческой доброте:
Накануне Рождества, перебирая старые мамины письма, я вспомнил одну историю, которую она мне рассказывала:

«Я был у мамы единственным сыном. Она поздно вышла замуж и врачи запретили ей рожать. Врачей мама не послушалась, на свой страх и риск дотянула до 6 месяцев и только потом в первый раз появилась в женской консультации.
Я был желанным ребенком: дедушка с бабушкой, папа и даже сводная сестра не чаяли во мне души, а уж мама просто пылинки сдувала со своего единственного сына!
Мама начинала работать очень рано и перед работой должна была отвозить меня в детский сад «Дубки», расположенный недалеко от Тимирязевской Академии. Чтобы успеть на работу, мама ездила на первых автобусах и трамваях, которыми, как правило, управляли одни и те же водители. Мы выходили с мамой из трамвая, она доводила меня до калитки детского сада, передавала воспитательнице, бежала к остановке и... ждала следующего трамвая.
После нескольких опозданий её предупредили об увольнении, а так как жили мы, как и все, очень скромно и на одну папину зарплату прожить не могли, то мама, скрепя сердце, придумала решение: выпускать меня одного, трехлетнего малыша, на остановке в надежде, что я сам дойду от трамвая до калитки детского садика.
У нас все получилось с первого раза, хотя эти секунды были для неё самыми длинными и ужасными в жизни. Она металась по полупустому трамваю, чтобы увидеть, вошел ли я в калитку, или еще ползу, замотанный в шубку с шарфиком, валенки и шапку.
Через какое-то время мама вдруг заметила, что трамвай начал отходить от остановки очень медленно и набирать скорость только тогда, когда я скрывался за калиткой садика. Так продолжалось все три года, пока я ходил в детский сад. Мама не могла, да и не пыталась найти объяснение такой странной закономерности. Главное, что её сердце было спокойно за меня.
Все прояснилось только через несколько лет, когда я начал ходить в школу. Мы с мамой поехали к ней на работу и вдруг вагоновожатая окликнула меня:
– Привет, малыш! Ты стал такой взрослый! Помнишь, как мы с твоей мамой провожали тебя до садика?..»

Прошло много лет, но каждый раз, проезжая мимо остановки «Дубки», я вспоминаю этот маленький эпизод своей жизни и на сердце становится чуточку теплее от доброты этой женщины, которая ежедневно, абсолютно бескорыстно, совершала одно маленькое доброе дело, просто чуточку задерживая целый трамвай ради спокойствия совершенно незнакомого ей человека.
http://s4.uploads.ru/t/Pyj8g.jpg

+1

2

Простая история из нашей жизни о том, как добрые поступки возвращаются или круговорот добра в реальной жизни. А ещё эта история заставляет задуматься о том, как наше настроение зависит от окружающих нас людей

Однажды в квартире у молодой женщины расцвел кактус. До этого он 4 года торчал на подоконнике, похожий на хмурого и небритого дворника, и вдруг такой сюрприз. Странно, что меня считают злобной бездушной стервой, — подумала женщина. Это все неправда, у бездушных и злых кактусы не цветут.
В приятных думах о цветущем кактусе она случайно наступила на ногу мрачному мужчине в метро. На его замечание она не заорала как обычно с оскорбленным видом: «Ах, если уж вы такой барин, то ездите на такси!», — а улыбнулась:
— Не сердитесь на меня, пожалуйста, мне не за что держаться, если хотите — наступите мне тоже на ногу и будем квиты.
Мрачный мужчина проглотил то, что собирался озвучить по ее поводу. Потом вышел на своей станции и, покупая газету, вместо того, чтобы нахамить продавщице, запутавшейся с подсчетом сдачи, обозвав ее тупой коровой, сказал ей:
— Ничего страшного, пересчитайте еще раз, я тоже с утра пораньше не силен в математике.
Продавщица, не ожидавшая такого ответа, расчувствовалась и отдала бесплатно два старых журнала и целую кипу старых газет пенсионеру — постоянному покупателю, который очень любил читать прессу, но приобретал каждый день только одну газету подешевле. Конечно, нераспроданный товар полагалось списывать, но любые правила можно обойти.
Довольный старик пошел домой с охапкой газет и журналов. Встретив соседку с верхнего этажа, он не устроил ей ежедневный скандал на тему: «ваш ребенок как слон топает по квартире и мешает отдыхать, воспитывать надо лучше», а посмотрел и удивился:
— Как дочка-то ваша выросла. Никак не пойму, на кого похожа больше на вас или на отца, но точно красавицей будет, у меня глаз наметанный.
Соседка отвела ребенка в сад, пришла на работу в регистратуру и не стала кричать на бестолковую бабку, записавшуюся на прием к врачу на вчерашний день, но пришедшую сегодня, а произнесла:
— Да ладно, не расстраивайтесь, я тоже иногда забываю свои дела. Вы посидите минутку, а я уточню у врача, вдруг он сможет вас принять.
Бабка, попав на прием, не стала требовать выписать ей очень действенное, но недорогое лекарство, которое может мгновенно помочь вылечить болезнь, угрожая в случае отказа написать жалобы все инстанции вплоть до Страсбургского суда по правам человека, а вздохнула и сказала: — «Я же не совсем еще из ума выжила, понимаю, что старость не лечится, но вы меня, доктор, простите, что таскаюсь к вам постоянно как на работу».
А доктор, направляясь вечером домой, вдруг вспомнил бабку и пожалел ее. Он вдруг подумал, что жизнь в ее привычной суете летит мимо, и, поддавшись внезапному порыву, остановился у ближайшего супермаркета, купил букет цветов, торт с кремовыми розами и поехал совсем в другую сторону. Подъехал к дому, поднялся на третий этаж и постучал в дверь.
— Я тут подумал, ну зачем мы все делим, словно дети, играющие в песочнице. Я вот тебе торт купил, только я на него нечаянно положил свой портфель и он помялся. Но это нестрашно, на вкусовые качества ведь не повлияет. Я еще купил тебе цветы, только они тоже немного помялись этим же портфелем. Но может быть отойдут?
— Обязательно отойдут, — ответила женщина, — мы их реанимируем. А у меня новость. Ты только представь, я сегодня проснулась, смотрю на окошко, а у меня кактус расцвел. Видишь?
http://sg.uploads.ru/t/eBWch.jpg

+1

3

Мне добра вокруг хватает, но кактус все равно куплю!

0

4

История о том, как парты в школу покупали...
Если у вас есть дети, то наверняка вы регулярно посещаете родительские собрания в школе и знакомы с ситуацией, когда необходимо собрать на что-то деньги. Сейчас это настоящая головная боль родителей — то шторы новые нужны в класс, то окна поменять, то парты, то доску электронную… Столько денег на всё уходит! А ведь лишние средства (да и было бы на что!) есть не у каждой семьи. Иногда так сядешь и задумаешься, а как мы-то учились? В простом классе без наворотов, и знали в десятки раз больше.
Так получилось, что мой друг является владельцем неплохого бизнеса, но никому это не афиширует (велик, майка, рюкзачок, треники — в этом весь он). В школе, где учится его дочь, группа родителей решила поменять в классе парты. К слову, они были в нормальном состоянии, примерно такие:
http://sd.uploads.ru/t/mcegW.jpg
Но захотелось новые. После обсуждений родители разделились на две неравные группы: те, кто мог скинуться, и 7 человек отказались (банально нет лишних денег). Их поставили перед фактом, что их дети будут сидеть за старыми партами. Когда мой друг предложил скинуться чуть побольше и купить парты на всех, то родители покрутили пальцем у виска (типа «почему мы должны за кого-то платить, нет денег — пусть сидят за старыми партами»).
В итоге он вообще отказался скидываться. На его доводы, что это приведет к расколу класса на «бедных» и «богатых», его послали чуть ли не открытым текстом.
Настал день Х. В класс завезли новые парты. Примерно такие:
http://s9.uploads.ru/t/lMfRu.jpg
Четыре старые парты сдвинули в один угол, там образовалось типа гетто из «нищих» учеников. Мамашки сияли. Когда мой друг спросил их, не напоминает ли им это сюжет из Нашей Раши про платного и бесплатного пациента, получил ответ: «Ненуачо!? Можем себе позволить!»
Это продолжалось ровно 1 день. На следующий день пришедшие в школу обнаружили на месте старых парт новые. Примерно такие:
http://sd.uploads.ru/t/CG0J9.jpg
Плюс детские стулья. Примерно такие:
http://s6.uploads.ru/t/J5H8g.jpg
Так вот. Сейчас эти яжматери бегают и кричат, что сие есть дискриминация, что их детей принижают и что все должно быть одинаково. Друг смотрит на них и угорает. На вопрос одного из папаш «Нахрена ты это сделал?», он ответил: «Считай, что это был социальный эксперимент. И вообще, вы же сами хотели, чтобы у одной части детей парты были лучше, чем у других, вот и вышло по-вашему!»

+2

5

Класс! Очень понравилась концовка сюжета. Но само развитие... Увы и ах. А история поучительная. Так им и надо.)))

0

6

Ирина!
А меня, знаешь что удивляет? Как могла учительница  допустить такое разделение детей?

0

7

Я думаю,что эта история  выдумана. Школа - весьма консервативное заведение, и нарушение единообразия в мебели ею точно не приветствуется. А по сути, что угорающий мужик, что сияющие мамашки абсолютно одинаковы.  Сначала детей разделили , потом  поменяли знак у получившихся групп. А раздел остался.

0

8

КАКОЙ ХОРОШИЙ ЭТОТ РОЖДЕСТВЕНСКИЙ АНГЕЛ!
Это далекое-далекое, как старый волшебный сон,Рождество, запомнилось мне, наверное, больше всех других праздников детства. Это было самое чудесное, самое сказочное Рождество в моей детской жизни.
А началось все очень печально: за два дня до Рождества мы с Катей заболели ветрянкой. Это случилось на второй год моего житья-бытья у тети Эрны. Мне тогда было 7 лет, мы лежали в детской, одинокие и несчастные. Ксюшу и Киру от нас отселили, никто к нам не заходил, кроме тети Эрны и Александра Илларионовича. Причем, все знали, что если в доме появилась ветрянка – значит, ею переболеют все, кто еще не болел, то есть любая изоляция больных бесполезна.
Я болела тяжелее, чем Катя – у нее температура была невысокой, и на коже «цвело» совсем немного высыпаний. Я же была до такой степени усыпана, что можно было сразу всю меня поливать зеленкой. В утешение, тетя Эрна рисовала на мне разных сказочных персонажей. На лице у меня порхала зеленая бабочка, на груди – прыгали зайцы с морковками в лапах, по спине ползла королевская кобра, а по ногам – улитки. В общем, ходила я вся зеленая.
Алеша, увидев меня, закричал:
– Привет лягушкам!
А Вася добавил:
– И крокодилам!
Но я не позволила себе на них обижаться – братья всегда так шутили.
Несколько раз температура поднималась настолько высоко, что тете Эрне приходилось делать мне укол с очень страшным названием «литическая смесь» и я представляла, как тетя Эрна идет на кухню готовить эту смесь, варит ее в ковшике, а потом засасывает прозрачным шприцом и идет меня колоть. Но после «литической смеси» мне становилось лучше.
В Рождественский сочельник, утром, мы остались дома втроем: я, Катя и тетя Эрна. Мы честно выпили по кружке теплого молока с печеньем, я подрисовала Кате несколько новых зеленых кружочков на лице, почитали про «Снежную королеву», затем послушали чтение тети Эрны, потом поссорились с Катей из-за какой-то чепухи – кто будет выкраивать из зеленого шелка платье для куклы. Этого шелка остался один лоскут, и мы никак не могли его поделить.
Да и поссорились мы, на самом деле из-за того, что хотелось не болеть, а принимать самое деятельное участие во всей этой предпраздничной суматохе, и печь печенье в виде елочек и шишек, и вырезать ангелочков из цветной бумаги, и пойти в Кремль на «Щелкунчика» и… в общем, встретить Рождество по-настоящему! А нам суждено было сидеть в опустевшей, грустной детской, с надписью на входной двери: «Не входить – карантин. Ветрянишник». Эту надпись придумала Катя. И слово «ветрянишник» тоже она.
– А если б мы болели свинкой, то написали бы: «Не входить – свинюшник». И повесили бы на дверь. – мрачно сообщила Катя.
– Болеть свинкой хуже, – продолжала она, словно решив меня утешить. – Шея распухает, и хрюкать начинаешь.
– Врешь ты все.
Мне было все равно, чем болеть: свинкой или ветрянкой – просто очень не хотелось болеть на Рождество. Ну, или хотя бы болеть «не сильно», чтобы разрешили спуститься вниз и помочь, например, печь печенье или лепить из соленого теста фигурки. Катю из солидарности оставили со мной, тоже не пустив на кухню. И она, немного подумав, спокойно отправилась раскрашивать свою тарелочку из папье-маше. А я, закутанная в плед, села на широкий подоконник, стала смотреть на высокие рождественские сугробы, маленькую ледяную горку и заплакала.
Тетя Эрна утешала меня всеми возможными и невозможными способами: принесла горячих, только что сделанных Кирой ирисок, предложила посмотреть свой тяжелый бархатный альбом с золотой застежкой – там были ее свадебные фотографии, – и даже готова была шить для моей куклы Лорны бальное платье.
– Подумай, Анюта, какие подарки завтра утром будут ждать тебя под елкой! – воскликнула тетя Эрна, очень радостно, желая заразить меня своим праздничным настроением.
Я подумала и заплакала с новой силой.
– Анечка, милая, да что с тобой? Ты не рада?
А дело было вот в чем: на Рождество я заказала Деду морозу очень красивую книгу с английскими сказками, которую обнаружила в книжном магазине, и шахматы. После ссоры с Алешей, я подумала, что хорошо бы иметь собственные шахматы, играть в них, когда захочется. И никогда не давать этим противным мальчишкам. Так вот, я честно описала мои пожелания в письме к Деду Морозу, и вдруг сегодня пришла в голову мысль, что я хочу другой подарок. Совсем другой! Лакированные туфельки в виде лодочек, те самые, которые я видела на витрине обувного магазина, возле московского дома тети Эрны. Видела я их летом – и такие они были хорошенькие, достойные настоящей принцессы – розовые, блестящие, с маленькой кожаной розочкой на боку. Тогда у меня захватило дух от восторга – но я не осмелилась попросить их у тети Эрны, ведь всего два дня назад отпраздновали мой день рождения, и я получила много подарков. А потом, они как-то сами собой забылись… Я не помнила, сколько они стоили, но, наверное, дорого.
Эти туфельки вспомнились мне совершенно случайно и раздразнили мою душу до горьких рыданий. Сейчас какая-нибудь девочка, может даже, моя ровесница щеголяет в них и любуется розочками – такие это славные, милые туфельки!
Тетя Эрна не могла понять моих слёз.
– Ну, что с тобой, Аня? Кто тебя обидел?
Я отрицательно затрясла головой.
– Ту-у-фли. – выдавила наконец я.
– Туфли тебя обидели? – Тетя Эрна рассмеялась и обняла меня. – Ах, какие они вредные! Что же они сделали, мозоль натерли?
– Нет. – я всхлипнула. – Я…хотела туфли на Рождество… А теперь мне подарят шахматы и книгу-у…- И я, запинаясь, рассказала про летний жаркий день и розовые «лодочки» в витрине магазина, и как они красиво блестели…
– Анюта, ну что же ты раньше мне не сказала? – С искренней горечью, воскликнула тетя Эрна. – Мы могли бы послать Деду морозу телеграмму, попросить эти туфли вместо книги! – Она задумалась. А раз тетя Эрна задумалась, значит, что-то обязательно придумает, чтобы меня утешить.
Но туфли… Я их видела так давно! Где теперь Деду морозу их искать? Да и времени у него нет, ведь Рождество Христово почти наступило!
– Я знаю, что делать. – Тетя Эрна решительно встала. – Надо написать письмо Рождественскому Ангелу.
– А как это? И что за Ангел?
– Он вообще-то не дарит подарков, но может сделать исключение и принести подарок вместо Деда Мороза. Только больному ребенку. А ты у нас как раз сильно болеешь. – Тетя Эрна ласково погладила меня по голове.
Я послушно взяла бумагу и под диктовку, печатными буквами вывела: «Дорогой Рождественский Ангел! Подари мне пожалуйста на Рождество розовые туфельки с розочкой, какие я летом видела вместо шахматов и книжки. Я болею и очень скучаю. Аня. Дом Красково».
– Ну, вот, как я вовремя про него вспомнила! – обрадованно сказала тетя Эрна.
– А что еще этот Ангел делает, кроме подарков больным детям? – заинтересовалась я.
– Он летает в Рождественскую ночь над городом и сыплет с неба незабудки. – Таинственно сообщила тетя Эрна.
– Настоящие? Их можно пойти и поискать на снегу?!
– Нет, в снегу их не найти, Анютушка. Они невидимые. Их может увидеть только очень чистый сердцем человек, то есть очень хороший и добрый.
– Тетя Эрна, а вы их видели? Вы же очень хорошая!
Она засмеялась и взяла мое послание.
– Пойду, отправлю письмо Ангелу, а то не успеет…
А я стала ждать. Я верила и не верила, что получу в подарок туфельки. Хотя, на Рождество всякое может быть… И все-таки – откуда посредине зимы могут появиться мои прекрасные туфли из далекого лета? Кате я ничего не рассказала: это была наша с тетей Эрной тайна.
В 9 часов вечера мы с Катей поужинали, посмотрели из окна на Рождественское небо и звездочки, выслушали сказку тети Эрны и легли спать. Я заснула очень быстро – я так ждала завтрашнего дня!
…Подарки, принесенные Дедом Морозом, мы всегда находили под елкой. Подарки в день рождения лежали в изголовье кровати. А вот где оставит подарок Рождественский Ангел, можно было только догадываться.
Утром я проснулась раньше Кати и тщетно пыталась разыскать под елкой свой подарок. Там лежал только красивый сверток с надписью «Катюше» и все. Для меня ничего не было. Рождественский Ангел не принес мне подарка! Никакого! То ли забыл, то ли у него времени не было, или потерял по пути, выкинул вместе с незабудками – неизвестно. Я снова горько заплакала.
Проснулась Катя, ничего не поняла спросонья, схватилась за свой подарок, стала утешать меня. Тетя Эрна с Викторией принесли большой поднос с красивыми украшениями – свечами в виде шаров. Он был заставлен всякой вкуснятиной.
– Аня, ты почему опять в слезах? Подарка нет? Не может быть! Ты хорошо искала?
Я пожала плечами:
– Под елкой.
– Ангел вряд ли будет класть туда подарок. – Сказала тетя Эрна. – Надо получше поискать.
И мы с Катей, забыв про лакомства, бросились в нашу комнату.
– Я в шкафу посмотрю! – крикнула Катя, намереваясь, наверное, выпотрошить его весь.
– Ой, смотрите! – Вдруг громко крикнула Виктория, вытаскивая из-под елки бумажку. Я прочитала по слогам: «Посмотри в окно».
– Какое окно? Любое? – И не дожидаясь ответа,   бросилась к окну детской, раздвинула занавески.
А за окном, со стороны улицы, за прутья оконной решетки была привязана белая коробка! Ее уже слегка припорошил снег.
– Мой подарок! – Я забралась на подоконник, намереваясь открыть окно, и поняла, что оно заклеено на зиму.
Как попала коробка на решетку окна второго этажа, если окно не открывали? Неужели правда, это Рождественский Ангел? Это даже еще чудесней, чем невидимые незабудки!
– Как же нам достать коробку? – задумалась тетя Эрна.
– Спрошу папу, он что-нибудь придумает. – предложила Виктория.
Через несколько минут, Александр Илларионович уже тащил к окну лестницу. Он весело подмигивал мне, развязывая ленты, и тоже удивлялся. Наконец, мне принесли холодную, заснеженную коробку.
– Вдруг там шахматы? Открывай скорее! – прыгала вокруг меня Катя.
А в коробке светились розовым светом мои дорогие туфельки! Я не могла поверить своим глазам! Прижимала замерзший подарок к груди и смеялась.
Туфли оказались мне чуть-чуть велики.
– Ничего, это даже хорошо – будешь носить их долго. – сказала тетя Эрна.
А мне даже не хотелось их обувать. Я была готова поставить туфли на полку и просто любоваться ими, всю жизнь.
– Какой хороший этот Рождественский Ангел! –   вздохнула Катя.
…Прошли года, и когда я совсем выросла из своих рождественских туфель с розами, одну из них случайно погрызли щенки нашей овчарки Котлеты. Вторая же бережно хранится у меня до сих пор, словно сказочная туфелька Золушки, свидетель удивительной человеческой доброты и любви из тайника моего детства.
http://s7.uploads.ru/t/4A7PS.jpg

+1

9

Давным-давно, когда деревья были большими, мороженое вкуснее, а половину диплома занимало «решение 27 съезда КПСС», мне было 18, моему будущему мужу чуть больше. Он пригласил меня в ресторан. Если честно, для меня это был первый ресторан. В советские времена были кафе, где что-то покупаешь, сам несешь и садишься за столик. А тут и официантки, и живой оркестр. В общем, я была в восторге, мы поели, а уходить не хочется. И тут, как по волшебству, к нам подходит официант и приносит мороженое, пирожное и кофе. Я — студентка, муж — студент. Мы в шоке. Официант, видя наше замешательство, сказала, что все уже оплачено парой вон за тем столиком. Там сидели мужчина и женщина слегка за 40. Они к нам подошли, сказали, что мы очень красивая пара, и сразу видно, что любим друг друга, и просто хотели немного продлить нам романтический ужин.
http://s7.uploads.ru/t/kYxV5.jpg

+1



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC