Наверх
Вниз

Какие наши годы!... Форум для пенсионеров и не только.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Искусство Серебряного века

Сообщений 91 страница 120 из 193

91

Lucia,с удовольствием посмотрела ролик.... взгляд наших современников на искусство СВ с  цитированием мнений современников СВ.....
очень познавательно и интересно.... Спасибо!!! 
Сделала заметку: прочитать М.Елизарова "Библиотекарь"

0

92

Люда, "Библиотекаря" тоже не читала. А сейчас начала читать Сологуба «Мелкий бес». Читается с трудом. Наверное я чего-то не понимаю… Или поискать, чтобы знающие люди объяснили?

0

93

Lucia
Сологуба и я не смогла осилить....что-то не вдохновил меня главный герой предмет особого внимания женщин  :rofl: .... для общего развития ознакомилась с содержанием... нравы описываются увы,не самые лучшие....всё старо как мир... :(

Отредактировано Людмила (07-12-2011 18:18:37)

0

94

Поэты серебряного века о Новом годе

Валерий Брюсов

http://uploads.ru/t/v/e/u/veuMk.jpg

Праздники

Ждать в детстве воскресенья,
Дня пасхи, рождества,
Дня именин, рожденья
Иль просто торжества, —
Какое восхищенье,
Когда вся жизнь — нова!

Зажгут в сочельник елку.
Мы раньше, вечерком,
Ее подсмотрим в щелку!
И в масках мы потом
Запляшем, втихомолку
Пугая целый дом!

И будем мы, при бое
Часов, под Новый год,
Записывать простое
Желанье в свой черед...
Зато нам ангел вдвое
Подарков принесет!

На масленой неделе
Кататься мы должны!
И утром чуть с постели, —
Вопрос: когда ж блины?
А голосом свирели
Поют ручьи весны.

Под пасху мать заставит
Нам волоса подстричь,
Но праздник все поправит...
Ах! пасха! ах! кулич!
Пусть вечером слукавит,
Катя яйцо, Лукич!

Но не довольно ль, впрочем,
И именин простых.
Мы поутру бормочем
Свой именинный стих,
А целый день хохочем
Среди друзей своих!

И даже день воскресный,
Когда уроков нет, —
Сияет, как чудесный,
Небесный чистый свет!
Так после влаги пресной
Солдат вином согрет!

Вы, праздники меж будней, —
Как звезды в груде страз!
Чем рок был многотрудней,
Тем слаще вспомнить вас, —
Рубинней, изумрудней
Алмазней, чем алмаз!

http://uploads.ru/t/M/l/R/MlRoU.jpg

Александр Блок

http://uploads.ru/t/B/h/b/Bhb5P.jpg

Старый год уносит сны
Безмятежного расцвета.
На заре другой весны
Нет желанного ответа.

Новый год пришел в ночи
И раскинул покрывало.
Чьи-то крадутся лучи,
Что-то в сердце зазвучало.

Старый год уходит прочь.
Я невнятною мольбою,
Злая дева, за тобою
Вышлю северную ночь.

Отуманю страстью сны
Безмятежного расцвета,
Первый день твоей весны
Будет пламенное лето...

25 декабря 1901

http://uploads.ru/t/K/x/9/Kx9QZ.jpg

Саша Черный

http://uploads.ru/t/v/y/t/vytXR.jpg

1909

Родился карлик Новый Год,
Горбатый, сморщенный урод,
      Тоскливый шут и скептик,
      Мудрец и эпилептик.

«Так вот он — милый божий свет?
А где же солнце? Солнца нет!
      А, впрочем, я не первый,
      Не стоит портить нервы».

И люди людям в этот час
Бросали: «С Новым Годом вас!»
      Кто честно заикаясь,
      Кто кисло ухмыляясь...

Ну, как же тут не поздравлять?
Двенадцать месяцев опять
      Мы будем спать и хныкать
      И пальцем в небо тыкать.

От мудрых, средних и ослов
Родятся реки старых слов,
      Но кто еще, как прежде,
      Пойдет кутить к надежде?

Ах, милый, хилый Новый Год,
Горбатый, сморщенный урод!
      Зажги среди тумана
      Цветной фонарь обмана.

Зажги! Мы ждали много лет —
Быть может, солнца вовсе нет?
      Дай чуда! Ведь бывало
      Чудес в веках немало...

Какой ты старый, Новый Год!
Ведь мы равно наоборот
      Считать могли бы годы,
      Не исказив природы.

Да... Много мудрого у нас...
А впрочем, с Новым Годом вас!
      Давайте спать и хныкать
      И пальцем в небо тыкать.

1908

http://uploads.ru/t/4/Z/u/4ZuUY.gif

Георгий Иванов

http://uploads.ru/t/7/v/Y/7vYVp.png

В тринадцатом году, еще не понимая,
Что будет с нами, что нас ждет, —
Шампанского бокалы подымая,
Мы весело встречали — Новый Год.

Как мы состарились! Проходят годы,
Проходят годы — их не замечаем мы...
Но этот воздух смерти и свободы,
И розы, и вино, и счастье той зимы
Никто не позабыл, о, я уверен...

Должно быть, сквозь свинцовый мрак,
На мир, что навсегда потерян,
Глаза умерших смотрят так.

Анна Ахматова

http://uploads.ru/t/i/D/F/iDF31.jpg

Новогодняя баллада

И месяц, скучая в облачной мгле,
Бросил в горницу тусклый взор.
Там шесть приборов стоят на столе,
И один только пуст прибор.

Это муж мой, и я, и друзья мои
Встречаем новый год.
Отчего мои пальцы словно в крови
И вино, как отрава, жжет?

Хозяин, поднявши полный стакан,
Был важен и недвижим:
«Я пью за землю родных полян,
В которой мы все лежим!»

А друг, поглядевши в лицо мое
И вспомнив Бог весть о чем,
Воскликнул: «А я за песни ее,
В которых мы все живем!»

Но третий, не знавший ничего,
Когда он покинул свет,
Мыслям моим в ответ
Промолвил: «Мы выпить должны за того,
Кого еще с нами нет».

1923

http://uploads.ru/t/n/H/v/nHvxp.jpg

Отредактировано Lucia (31-12-2011 18:35:04)

+1

95

Люся, ах, какой необыкновенный новогодний подарок форуму... Благодарю от всего сердца!

0

96

Интересный факт о стихотворении М.Цветаевой «Мне нравится, что вы больны не мной»,написанном 3 мая 1915г.
Оказывактся стихотворение это,ставшее известным благодаря фильму "Ирония судьбы " Цветаева посвятила Маврикию Александровичу Минцу, мужу своей сестры Анастасии.

Об истории этого прекрасного стихотворения Инне Галант рассказала Анастасия Цветаева, сестра Марины.(Инна Галант - всю жизнь была увлечена театром, книгами, высокой поэзией. Её можно назвать не только пушкиноведом, но и ведом ещё очень многих известных поэтов)

Вот выдержка из заметки "Мне нравится...маленький рыжий еврей "
Инны Галант к 110- летию со дня рождения А. И. Цветаевой.

26 сентября 1980 г, будучи в Москве, я с большим букетом пришла в дом к Анастасии Ивановне Цветаевой. Она удивилась: «А зачем цветы?»
-Как же, ведь сегодня день рождения Марины!
-26 сентября - это по старому стилю, а по-новому – 9 октября.
Это была моя вторая встреча с Анастасией Ивановной. Впервые я пришла в ее дом в 1978 г, когда она жила по ул. Горького в Москве, в коммунальной квартире, в 10-ти метровой комнатке, пространство которой занимал концертный рояль.
В память о той встрече осталось ее дарственная надпись на школьной тетрадочке, в которую были выписаны стихи Марины, ибо купить сборник ее стихов было невозможно.
Через 2 года, оказавшись в Москве, я опять решила навестить Анастасию Ивановну. Но по старому адресу ее не оказалось. Анастасия Ивановна переехала в 1- комнатную квартиру, недалеко от Садового кольца. На стенах висят фотографии, которые я с благоговением рассматривала, и тот же концертный рояль...
-Анастасия Ивановна, а есть на фотографии Минц Маврикий Александрович, которому Марина посвятила стихотворение «Мне нравится, что вы больны не мной»?
-Конечно есть. Это же мой муж. Видите на фотографии – маленький рыжий еврей, Маврикий Александрович.
http://uploads.ru/t/3/R/M/3RMmq.jpg

На снимке(г.Александров 1915г.) - Марина с Алей, я с Андреем и за нами – Сергей Эфрон и Маврикий, ему и посвятила Марина стихотворение. Вы знаете его наизусть? Прочтите.

«Мне нравится, что вы больны не мной,
Мне нравится, что я больна не вами,
Что никогда тяжелый шар земной
Не уплывет под нашими ногами.
Мне нравится, что можно быть смешной -
Распущенной – и не играть словами,
И не краснеть удушливой волной,
Слегка соприкоснувшись рукавами,
Мне нравится еще, что вы при мне
Спокойно обнимаете другую,
Не прочите мне в адовом огне
Гореть за то, что я не Вас целую.
Что имя нежное мое, мой нежный, не
Упоминаете ни днем, ни ночью- всуе...
Что никогда в церковной тишине
Не пропоют над нами: аллилуя!
Спасибо Вам и сердцем и рукой
За то, что вы меня – не зная сами! –
Так любите: за мой ночной покой,
За редкость встреч закатными часами,
За наши не-гулянья под луной,
За солнце не у нас над головами,-
За то, что вы больны – увы! – не мной,
За то, что я больна – увы! – не вами.»

Мое чтение не понравилось Анастасие Ивановне. Я не понимала смысла этого стихотворения и это чувствовалось при чтении.

- Многие не понимают этого стихотворения, ищут подтекст, второй смысл. А никакого второго смысла нет. Мне было 20 лет, я рассталась со своим первым мужем. На моих руках – 2-х летний сын Андрюша. Когда Маврикий Александрович впервые переступил порог моего дома (выполнял просьбу друга), мы проговорили целый день. Он был поражен, что я уже автор романа «Королевские размышления» и пишу второй роман. Я свободно владела иностранными языками, живопись, музыка – все, что мы с Мариной унаследовали от матери. Маврикий Александрович сделал мне предложение. Я стала его женой.
Но когда Маврикий Александрович познакомился с Мариной – он ахнул! Марине 22 года, и она уже автор двух поэтических сборников, у нее прекрасный муж и 2-х летняя дочь. Марина в те счастливые годы была хороша собой, белоснежная кожа с легким румянцем, красивые вьющиеся волосы. Маврикий Александрович любовался Мариной, она это чувствовала и ... краснела. Марина была благодарна Маврикию Александровичу, что я не одинока, что меня любят... Вот об этом стихотворение. Марине «нравилось» и никакого второго смысла в нем нет.
Оказывается, «другой», которую спокойно обнимал Маврикий, была ее сестра Асенька, с которой Марина не разлучалась все детство, юность.

http://uploads.ru/t/J/y/5/Jy5gR.jpghttp://uploads.ru/t/m/j/H/mjHAB.jpg

Но смысла стихотворения не понимала не только я. Не понимал его и композитор М. Таривердиев, который написал музыку на это стихотворение и оно стало популярным после выхода фильма Э. Рязанова «Ирония судьбы или с легким паром». Героиня фильма исполнила романс ... голосом Аллы Пугачевой. В книге М. Таривердиева «Я просто живу» ( в серии 20 й век) я прочла о том, как он объяснял Алле Пугачевой как надо петь и понимать М. Цветаеву: «... Алла, тебе же не нравится, что вы больны не мной, у Цветаевой именно этот смысл. А ты сейчас поешь, что тебе нравится. Она – то хочет, чтобы были больны ею, а говорит другое – и возникает глубина». Нет, Марине нравилось, что любят ее сестру, Асеньку...
Маврикий Александрович оказался таким родным, заботливым, надежным. Когда родился сын Алеша, в г. Александрове, где жили Анастасия Ивановна с детьми, с Маврикием, в доме случился пожар. И Маврикий первого вынес Андрея, а только потом Алешеньку, которому было всего 11 месяцев.
Анастасия Ивановна с двумя малышами уехала в Феодосию, Маврикий Александрович – в Москву. И вдруг телеграмма от Марины: у Маврикия гнойный аппендицит. Анастасия Ивановна, оставив детей, выехала в Москву, но опоздала. Маврикия похоронили, он умер по вине врачей. Ему был 31 год.
Когда все это мне рассказывала Анастасия Ивановна, ей исполнилось 86 лет. И она назвала мне дату смерти Маврикия Александровича Минца (24 мая 1917) и фамилии хирургов, которые отказались сделать операцию: Руднев и Спижарный. Я была поражена ее памяти и записала обе фамилии, надеясь, что я об этом расскажу.
Вернувшись в Феодосию, Анастасия Ивановна застала детей больными. Алешенька скончался, Андрюша выжил..."

Отредактировано Людмила (12-01-2012 16:50:29)

+3

97

А ведь и вправду, и я воспринимала эти строки не в прямом их смысле, подтекст чудился. Люда, спасибо за рассказ, совсем  другой гранью этот бриллиант засверкал, доселе недоступной.

+1

98

Люда, стихотворение действительно замечательное, И комментарий тоже очень интересный. Хотя может быть оно действительно так и задумывалось, как пишет Анастасия Цветаева, но когда читаешь, чувствуется очень глубокий чувственный подтекст, и по-моему там все не так просто. Спасибо за комментарий.

0

99

Lavita написал(а):

А ведь и вправду, и я воспринимала эти строки не в прямом их смысле, подтекст чудился

Lavita,а меня,как и Люсию, не убедила эта интересная версия,ибо время написания   стихотворения«Мне нравится, что вы больны не мной»
совпадает с годами связи Марины Цветаевой с Софией Парнок. Октябрь1914г бурное начало романа.  Февраль – весна 1915г. Разгар чувств, ссоры, ревность, выяснение отношений .... стихотворение,которое по словам сестры Цветаевой посвящено её мужу,как вы помните  написано 3 мая1915г...Что это!? Простое совпадение!?

http://brb.silverage.ru/zhslovo/sv/sp/pic/parn3.jpg

София Парнок в период замужества (сентябрь1907-январь1909)

Цветаева посвятила Парнок цикл стихов «Подруга». Их отношения продолжались 1,5 года...
Марина вернулась к мужу Сергею Эфрону. Отношения с Парнок Цветаева охарактеризовала как «первую катастрофу в своей жизни». В 1921 году Цветаева, подводя итог, пишет:
Любить только женщин (женщине) или только мужчин (мужчине), заведомо исключая обычное обратное — какая жуть! А только женщин (мужчине) или только мужчин (женщине), заведомо исключая необычное родное — какая скука!
София Парнок (по рождению София Яковлевна Парнох, 1885-1933) — русский поэт эпохи Серебряного века и советского времени, литературный критик (печаталась под псевдонимом Андрей Полянин), переводчик и либреттист. 

http://brb.silverage.ru/zhslovo/sv/sp/pic/parn5.jpg

София Парнок (Около 1914 г.)

Софью Яковлену называли русской Сафо.
Начав литературную деятельность в 1906 году, С. Парнок до конца своих дней сохранила своеобразие поэтического стиля. Она первая в русской поэзии воспевала сафическую любовь. Ее лирическая героиня — женщина, свободно и откровенно выражающая свои чувства, живущая миром собственной души. Ее стихи они передают ход раздумий на протяжении всей жизни, историю ее любви и духовного роста.
Творчество русской «Сафо с улицы Тверская-Ямская» не вписывалось ни в эстетические нормы дореволюционной литературы, ни в рамки коммунистической морали. И несмотря на то, что ее вклад в русскую поэзию ХХ века был поистине единственным в своем роде, ее имя долгое время было неизвестно широкой публике и практически всеми забыто. И до настоящего времени наиболее известным фактом ее биографии остаются ее отношения с Мариной Цветаевой в 1914-16 гг

Стихи Парнок к Цветаевой

                     Девочкой маленькой ты мне
                                       предстала неловкою.

                                                              Сафо
 

«Девочкой маленькой ты мне предстала неловкою»—
Ах, одностишья стрелой Сафо пронзила меня!
Ночью задумалась я над курчавой головкою,
Нежностью матери страсть в бешеном сердце сменя, —
«Девочкой маленькой ты мне предстала неловкою».

Вспомнилось, как поцелуй отстранила уловкою,
Вспомнились эти глаза с невероятным зрачком...
В дом мой вступила ты, счастлива мной, как обновкою:
Поясом, пригоршней бус или цветным башмачком, —
«Девочкой маленькой ты мне предстала неловкою».

Но под ударом любви ты—что золото ковкое!
Я наклонилась к лицу, бледному в страстной тени,
Где словно смерть провела снеговою пуховкою...
Благодарю и за то, сладостная, что в те дни
«Девочкой маленькой ты мне предстала неловкою»
Февраль 1915 (?)

А вот стихи Цветаевой,посвящённые Парнок, из цикла "Подруга"

Ты проходишь своей дорогою,
руки твоей я не трогаю.
Но тоска во мне — слишком вечная,
Чтоб была ты мне — первой встречною.

Сердце сразу сказало: «Милая!»
Всё тебе — наугад — простила я,
Ничего не знав, — даже имени! —
О, люби меня, о, люби меня!

Вижу я по губам — извилиной,
По надменности их усиленной,
По тяжелым надбровным выступам:
Это сердце берется — приступом!

Платье — шелковым черным панцирем,
Голос с чуть хрипотцой цыганскою,
Всё в тебе мне до боли нравится, —
Даже то, что ты не красавица!

Красота, не увянешь за лето!
Не цветок — стебелек из стали ты,
Злее злого, острее острого
Увезенный — с какого острова?

Опахалом чудишь, иль тросточкой, —
В каждой жилке и в каждой косточке,
В форме каждого злого пальчика, -
Нежность женщины, дерзость мальчика.

Все усмешки стихом парируя,
Открываю тебе и миру я
Всё, что нам в тебе уготовано,
Незнакомка с челом Бетховена!
14 янв. 1915

Задыхающийся ритм этого стихотворения передает смятение, скороговорку потрясенного любовью сердца.
Незнакомка с челом Бетховена — определение «незнакомка» странно звучит через несколько месяцев близкого общения; полагать же, что подразумевается неизвестность Парнок широкому кругу лиц, отсутствие у нее популярности не приходится. Скорее всего Цветаева намекала этим эпитетом на сложность, загадочность натуры своей подруги.
(С.В.Полякова)
     
           ***
Повторю в канун разлуки,
Под конец любви,
Что любила эти руки
Властные твои

И глаза — кого - кого-то
Взглядом не дарят! -
Требующие отчета
За случайный взгляд.

Всю тебя с твоей треклятой
Страстью — видит Бог! —
Требующую расплаты
За случайный вздох.

И еще скажу устало,
— Слушать не спеши! —
Что твоя душа мне встала
Поперек души.

И еще тебе скажу я:
— Все равно—канун! —
Этот рот до поцелуя
Твоего был юн.

Взгляд—до взгляда — смел и светел,
Сердце — лет пяти...
Счастлив, кто тебя не встретил
На своем пути.
28 апреля 1915

А вот стихотворение С. Парнок,посвящённое  Марине Баранович, но в нём есть аллюзия и на Цветаеву, ибо Парнок стихотворение посвятила им обеим. И как бы через одну возлюбленную обращалась к другой, вспоминала её, там в последней строке так и говорится почти открытым текстом....

               ***
Ты, молодая, длинноногая! С таким
На диво слаженным, крылатым телом!
Как трудно ты влачишь и неумело
Свой дух, оторопелый от тоски!

О, мне знакома эта поступь духа
Сквозь вихри ночи и провалы льдин,
И этот голос, восходящий глухо
Бог знает из каких живых глубин.

Я помню мрак таких же светлых глаз.
Как при тебе, все голоса стихали,
Когда она, безумствуя стихами,
Своим беспамятством воспламеняла нас.

Как странно мне ее напоминаешь ты!
Такая ж розоватость, золотистость
И перламутровость лица, и шелковистость,
Такое же биенье теплоты...

И тот же холод хитрости змеиной
И скользкости... Но я простила ей!
И я люблю тебя, и сквозь тебя, Марина,
Виденье соименницы твоей!
Осень 1929

Кому интересно.можно почитать  книгу  С.В.Поляковой
"Незакатные оны дни: Цветаева и Парнок"
                                                                         ОТ АВТОРА
Эта книга посвящена значительному для Цветаевой как для человека и поэта событию в ее жизни — отношениям с С.Я. Парнок. Проследить их неровное течение, сложную психологическую атмосферу и отражение в поэзии оказалось возможным, так как автору посчастливилось познакомиться с архивом Цветаевой, когда он еще находился в частном хранении. Читатель найдет здесь не только неизвестные факты, но и впервые публикуемые стихи и письма Цветаевой.
Автор приносит сердечную благодарность своему французскому другу и коллеге (он не пожелал быть названным), чья помощь была так велика, что работу можно было бы подписать двумя именами.

                                                                            * * *
Немногие знают, включая сюда и ученых, специально занимающихся личностью и творчеством Цветаевой, что более полутора лет София Парнок и Марина Цветаева заменяли друг другу весь мир. Самое имя поэтессы Софии Яковлевны Парнок (1885—1933) оставалось до последнего времени малоизвестным: стихи Парнок, отводящие ей почетное место в поэзии XX века, не увидели света, так как она долгие годы была лишена права печататься (не созвучна эпохе!)
Памятником их любви остались посвященный Цветаевой Парнок стихотворный цикл «Подруга» вместе с примыкающими к нему пьесами и обращенные к Цветаевой пьесы Парнок. Все они не имеют дедикаций и лишь недавно с них был снят покров анонимности (адресаты некоторых стихотворений раскрываются впервые лишь в этой книге), и «Подруга», равно как и некоторые другие стихи Цветаевой к Парнок, не вошедшие в «Подругу», увидели свет.

http://brb.silverage.ru/zhslovo/sv/sp/pic/parn9.jpg

София Парнок в конце 20-х г.

Отредактировано Людмила (14-01-2012 00:39:46)

+2

100

Людмила написал(а):

Lavita,а меня,как и Люсию, не убедила эта интересная версия

Людмила,  я попробовала прочитать это стихотворение под этим углом зрения - мне понравилось.  Но про "подтекст", согласна, все же очень сильно и прямо говорит вот это:

За то, что Вы больны — увы! — не мной,
За то, что я больна — увы! — не Вами.

0

101

Люда, спасибо за рассказ об отношения Марины Цветаевой с Софией Парнок. Ничего этого я не знала. Очень интересно. И хотя мне не близка Цветаева, постараюсь прочесть книгу  С.В.Поляковой.

0

102

Lucia написал(а):

Люда, спасибо за рассказ

Рада,что заинтересовала... :)

0

103

Валентин Серов – художник Серебряного века

http://vserov.ru/

Валентин Александрович Серов родился 19 января 1865 года в Петербурге.
Его отец, Александр Николаевич Серов, был композитором и музыкальным критиком. В семье Серовых часто бывали Репин, Антокольский.
У Валентина рано проявились художественные способности, сначала его учителем был А.Кемпинг, а затем И.Репин. Сначала занятия с Серовым Репин проводил в Париже, потом в Москве и Абрамцеве.
После поездки в Запорожье, в 1880 году, Репин направляет Серова в петербургскую Академию художеств, где его наставником становится П.Чистяков. Творчество Серова вызывает восхищение и у Чистякова, и у его современников.
Жизнь Серова в Абрамцеве и Домотканове оказала большое влияние на формирование его, как художника. Здесь он создает свои знаменитые портреты - "Девочка с персиками", на котором изображена дочь Мамонтова Вера, и "Девушка, освещенная солнцем", портрет двоюродной сестры. Оба портрета наполнены особой одухотворенностью и поэтичностью, что сразу выделило Серова среди других художников и сделало его популярным.

За картину "Девочка с персиками" Валентин Серов был награжден премией Московского общества любителей художеств, второй портрет купил для своей коллекции П.Третьяков.

http://uploads.ru/t/X/f/q/Xfq0l.jpg

В 1887 году Валентин Серов женился на Ольге Федоровне Трубниковой, вскоре у них появляются дети. Своих сыновей Юру и Сашу Валентин Серов нарисовал позднее на картине "Дети".

http://uploads.ru/t/5/m/j/5mj0M.jpg

Серов много и увлеченно работает, создавая произведения, ставшие позже классикой русской живописи. Им написаны портреты Мики Морозова, И. Левитана, Н. Лескова, М.Морозовой, С.Боткиной, М.Ермоловой и много других работ.
Во время революции 1905 года, когда Серов стал свидетелем расстрела рабочих, художник в знак протеста против действий правительства покидает Академию художеств. Появляются его политические карикатуры "1905 год: После усмирения", "1905 год. Виды на урожай 1906 года", картины "Баррикады, похороны Н. Э. Баумана", "Солдатушки, бравы ребятушки, где же ваша слава?". В эти годы Серова увлекают темы истории и мифологии. Художник создает картину "Петр I".

http://uploads.ru/t/f/2/a/f2ao1.jpg

В мае 1907 года Валентин Серов едет в Грецию, которая произвела на него большое впечатление своими памятниками и скульптурами. В 1910 году им написано поэтическое сказание "Похищение Европы" и несколько вариантов "Одиссея и Навзикаи".

http://uploads.ru/t/U/K/Y/UKYWx.jpg

Но приступ стенокардии оборвал жизнь талантливого живописца, 5 декабря 1911 года Валентина Александровича Серова не стало.


http://uploads.ru/t/x/G/i/xGitD.jpg
Серов В.А."Портрет М.Я. Львовой"

Мария Яковлевна Львова (урожденная Симонович ) — скульптор, двоюродная сестра художника Валентина Серова. Именно она была изображена Серовым на одной из самых известных картин гениального художника - «Девушка, освещённая солнцем» - впоследствии эта картина была передана ею в дар Третьяковской галерее. Училась скульптуре и живописи в Париже, где и познакомилась с будущим мужем, Львовым С.К., знаменитым психиатром. Портрет М.Я.Львовой находится в частной коллекции.

http://uploads.ru/t/J/r/Y/JrYLs.jpg
"Девушка, освещенная солнцем" В.А.Серов.

http://uploads.ru/t/0/1/y/01ymM.jpg
Валентин Серов. Портрет Иды Рубинштейн. 1910

http://uploads.ru/t/S/V/H/SVHPW.jpg
Портрет княгини Ольги Орловой. 1911

0

104

Lucia
мне ближе (легко и с восторгом воспринимается)  В.Серов-реалист,
нежели В.Серов-модернист (похищение Европы, Ида Рубинштейн)...причина видно в  том,что  до восприятия модерна я не доросла :(
Хотя,конечно ,если рассматривать пофрагментно  портрет Иды Рубинштейн...
какой взгляд, какой поворот головы...это что-то...http://uploads.ru/t/F/E/0/FE0Hj.jpg

http://uploads.ru/t/o/Y/W/oYWbU.jpg ИДА РУБИНШТЕЙН

Если интересно, здесь Кликай  об Иде Рубинштейн( ярчайшем представителе СВ)  и  об истории создания  Серовым её портрета.

http://uploads.ru/t/h/i/c/hicNf.jpg

Леон Бакст. Костюм для Иды Рубинштейн в роли Елены Спартанской, 1912

Отредактировано Людмила (19-01-2012 14:06:12)

+1

105

Люда, спасибо за рассказ об Иде Рубинштейн. С удовольствием прочла. Серов увидел и изобразил её необыкновенной красавицей. Мне ещё очень нравится цветовая палитра портрета - фиолетово-зеленые цвета модерна. А "Похищение Европы" не трогает совершенно.

0

106

Хочу рассказать о работах Суламифь Вульфинг.

Суламифь Вулфинг–Sulamith Wulfing (1901 – 1989)–немецкая художница и иллюстратор,в ее работах чувствуется влияние эстетики модерна (причудливый изгиб линий,плоскостность, орнаментальность и т.п.).Все её работы пронизаны прикосновением сверхъестественного.
Суламифь Вульфинг родилась в Германии в 1901 году,на заре нового века. Она очень рано начала рисовать-в 4 года. Её отец был теософом-и это многое объясняет. Теософия-"мудрость о Боге",религиозно-философская система,главной целью которой является (в идеале) примирение всех религий,утверждение единого универсального принципа и общей системы этики,основанной на вечных истинах,на единых вселенских законах,по которым развивается жизнь.Это вера в единство духовных сил человечества.

http://uploads.ru/t/a/m/C/amCzF.jpg

Образование получила в художественной школе в Wuppertal, которую закончила в 1921 году. Главная и очень большая часть работ художницы,была уничтожена во время Второй мировой войны. Жила она долго,почти весь 20 век и рисовала всю жизнь,нежные, тонкие,девичьи рисунки до самой смерти в 1989 году. Ей было отпущено много лет жизни, чтобы она успела восполнить то прекрасное,что было уничтожено войной. Миру были нужны её рисунки, её опыт,её свет.
Видимо,с детства Суламифь дышала воздухом веры в бессмертие души и высокую осмысленность нашего бытия. Всё это отразилось в её рисунках. Герои этих рисунков, на первый взгляд,-женщины,дети, ангелы,цветы,сказочные персонажи. Но если присмотреться внимательно, то в этих прекрасных образах мы видим лишь символы образов других... Героями рисунков Суламифь становятся свет (и внешний, видимый глазу огонь,свечение,разгоняющее мрак,и внутренний духовный свет,которым пронизано бытие),душа,любовь, материнство,нежность,тревога за любимых,за попадающую в тенета темноты душу,таинство,печаль,а иногда и скорбь.
Сильна у Суламифь и тема хранителей,которые оберегают нас на земном пути,посылают знаки на перепутье,помогают нашему вспоминанию себя,самоосмыслению и поиску своего места в этом мире. Особенно-тема Хранителей детства.
К кому обращены её работы? Прежде всего-к детям. Душа которых открыта и восприимчива. Суламифь была иллюстратором детских книг-сказок Андерсена,братьев Гримм... И в этих детских рисунках к сказкам также всегда проскальзывают те особые, глубоко духовные темы, которые свойственны её творчеству.

http://uploads.ru/t/D/M/U/DMUsm.jpg

Да, в этих рисунках-юность души, оттенённая мудростью жизненного опыта. Юность души эта женщина сохранила до глубокой старости. Не инфантильность, которую нередко воспринимают как тождественное понятие словам "юность,детство",когда они применяются к характеристике взрослого,зрелого человека. А
свежесть восприятия и гибкость осмысления,открытость миру и чуду,живая пульсация сердца и сознания,способность удивляться, незакоснелость и неразочарованность.

http://uploads.ru/t/B/S/R/BSRrh.jpg

http://uploads.ru/t/J/v/7/Jv7Rq.jpg

http://uploads.ru/t/4/6/7/467DW.jpg

http://uploads.ru/t/p/0/L/p0Lax.jpg

http://uploads.ru/t/N/h/6/Nh65j.jpg

http://uploads.ru/t/7/E/B/7EBtV.jpg

http://uploads.ru/t/5/R/f/5Rf14.jpg

http://edel.livejournal.com/293066.html
http://www.liveinternet.ru/users/ulakisa/post152241999/

0

107

В продолжение темы о стихотворении М.Цветаевой «Мне нравится, что вы больны не мной»

Читаю книгу Людмилы Бояджиевой «Марина Цветаева Неправильная любовь»
Вот что она пишет об отношениях  Марины Цветаевой с Софией Парнок, и о написании этого стихотворнения:
«Марина подготавливает отступление – пишет сразу два стихотворения, как бы заранее отстраняясь от Сони. Давая понять, что отпускает её.

Мне нравится, что вы больны не мной,
Мне нравится, что я больна не вами,
Что никогда тяжелый шар земной
Не уплывет под нашими ногами.
Мне нравится, что можно быть смешной -
Распущенной - и не играть словами,
И не краснеть удушливой волной,
Слегка соприкоснувшись рукавами.

Мне нравится еще, что вы при мне
Спокойно обнимаете другую,
Не прочите мне в адовом огне
Гореть за то, что я не вас целую.
Что имя нежное мое, мой нежный, не
Упоминаете ни днем, ни ночью - всуе...
Что никогда в церковной тишине
Не пропоют над нами: аллилуйя!

Спасибо вам и сердцем и рукой
За то, что вы меня - не зная сами! -
Так любите: за мой ночной покой,
За редкость встреч закатными часами,
За наши не-гулянья под луной,
За солнце, не у нас над головами,-
За то, что вы больны - увы! - не мной,
За то, что я больна - увы! - не вами!

Хочу у зеркала, где муть

И сон туманящий,

Я выпытать — куда Вам путь

И где пристанище.

Я вижу: мачта корабля,

И Вы — на палубе...

Вы — в дыме поезда... Поля

В вечерней жалобе —

Вечерние поля в росе,

Над ними — вороны...

— Благословляю Вас на все

Четыре стороны!

И вот в небольшом семейном кругу, в присутствии Аси, её кавалера – будущего мужа М.А.Минца, Марина объявляет:
- А сейчас я почитаю новое. Только что написалось.
Спокойно, как всегда. С легким траурным оттенком читает оба стиха.
Финал звучит прощально и даже с грубоватым вызовом: "Благословляю Вас на все четыре стороны…»
Воцаряется гробовая тишина, у Сони в глазах потерянность, похоже она на грани обморока…
- Это всё про меня?  - чуть слышно, онемевшими губами произносит она.
В этот момент Марина играла с судьбой в американскую рулетку: «да» или «нет»? Конец или продолжение? Что же выбрать?
- Нет! Конечно не о тебе, - выпалила она, тем самм затянув разрыв еще на несколько месяцев».

Конечно, это только  версия автора, как было на самом деле теперь уже не узнать. Да и нужно ли? Каждый понимает по-своему.

Книга мне нравится, я даже вроде бы стала понимать отношения Цветаевой и Эфрона, чего раньше вообще не понимала.
(Правда, издана безобразно, бумага серая, в мягком переплете, а в твердом еще хуже.)

0

108

Люся, спасибо.
Я уже несколько раз порывалась поблагодарить тебя за эту тему и за рассказы в ней, и за стихи, да как-то рука не поднималась нарушить серебристую атмосферу это темы ... этого века.
Знай просто, что у тебя здесь есть одна читательница, что тихонечко сидит в тёмном уголке.  Ну так мне видится ...  :yep:

+1

109

Купила книгу «Поэзия Серебряного века».

Книга – собрание лирики знаменитых поэтов Серебряного века, куда вошли самые яркие представители всех основных направлений той поэтической эпохи…
Это символизм и его скучающие идеалисты романтики – Мережковский, Брюсов, Бальмонт, Блок.
Это акмеизм и его «воинствующие» материалисты – Гумилев, Ахматова, Мандельштам.
Это футуризм и его эпатажные  «будетляне» - Хлебников, Маяковский, Северянин.
Это новокрестьянские поэты, имажинисты и их ласковые певцы – Клюев, Есенин.
Это поэты вне групп и течений – великие Цветаева, Бунин, Ходасевич.
Это  поэт-сатирикон – Саша Черный.

Очень красивое подарочное издание. Пухлая обложка, мелованные страницы, довольно крупный формат книги. Текст сопровождают красивые произведения  живописи.

http://uploads.ru/t/g/b/s/gbska.jpg

Вот так выглядят страницы

http://uploads.ru/t/s/H/9/sH9xf.jpg

http://uploads.ru/t/D/S/m/DSmn6.jpg

http://uploads.ru/t/F/u/h/FuhTi.jpg

Одно из стихотворений  этой книги

Марина Цветаева

С.Э.

Я с вызовом ношу его кольцо!
- Да, в Вечности - жена, не на бумаге. -
Его чрезмерно узкое лицо
Подобно шпаге.

Безмолвен рот его, углами вниз,
Мучительно-великолепны брови.
В его лице трагически слились
Две древних крови.

Он тонок первой тонкостью ветвей.
Его глаза - прекрасно-бесполезны! -
Под крыльями раскинутых бровей -
Две бездны.

В его лице я рыцарству верна,
- Всем вам, кто жил и умирал без страху! -
Такие - в роковые времена -
Слагают стансы - и идут на плаху.

3 июня 1914 г

0

110

Еще из книги «Поэзия Серебряного века»

Андрей Белый

Последнее свидание

Она улыбнулась, а иглы мучительных терний
ей голову сжали горячим, колючим венцом —
сквозь боль улыбнулась, в эфир отлетая вечерний…
Сидит – улыбнулась бескровно-туманным лицом.

Вдали – бирюзовость… А ветер тоскующий гонит
листы потускневшие в медленно гаснущий час.
Жених побледнел. В фиолетовом трауре тонет,
с невесты не сводит осенних, задумчивых глаз.

Над ними струятся пространства, лазурны и чисты.
Тихонько ей шепчет: «Моя дорогая, усни…
Закатится время. Промчатся, как лист золотистый,
последние в мире, безвременьем смытые дни».

Склонился – и в воздухе ясном звучат поцелуи.
Она улыбнулась, закрыла глаза, чуть дыша.
Над ними лазурней сверкнули последние струи,
над ними помчались последние листья, шурша.

1903, Серебряный Колодезь

http://uploads.ru/t/K/u/m/KumyC.jpg
Д.Больдини Портрет Клео де Мерод

Зинаида Гиппиус

Любовь – одна

Единый раз вскипает пеной
И рассыпается волна.
Не может сердце жить изменой,
Измены нет: любовь - одна.

Мы негодуем иль играем,
Иль лжем - но в сердце тишина.
Мы никогда не изменяем:
Душа одна - любовь одна.

Однообразно и пустынно,
Однообразием сильна,
Проходит жизнь... И в жизни длинной
Любовь одна, всегда одна.

Лишь в неизменном - бесконечность,
Лишь в постоянном - глубина.
И дальше путь, и ближе вечность,
И всё ясней: любовь одна.

Любви мы платим нашей кровью,
Но верная душа - верна,
И любим мы одной любовью...
Любовь одна, как смерть одна.

1896

http://uploads.ru/t/G/g/T/GgT1V.jpg
Д.Больдини Певица

0

111

Lucia, какое издательство?

0

112

Lina написал(а):

Lucia, какое издательство?

Издательство Москва ОЛМА Медиа Групп 2012

( в выходных данных olmamedia.ru
но... отпечатано в Китае)

0

113

Lina написал(а):

Знай просто, что у тебя здесь есть одна читательница, что тихонечко сидит в тёмном уголке.  Ну так мне видится .

Lina

   Lina, ты не одна  http://www.kolobok.us/smiles/he_and_she/first_move.gif

0

114

Lucia написал(а):

отпечатано в Китае

Люся!
Кто бы сомневался! Китай-то ведь совсем рядом, как выйдешь из офиса ОЛМА-Пресс, так сразу наискосок. А Тверь с двумя полигафкомбинатами - за тридевять земель, в тридесятом царстве за горами, за долами, за широкими морями. Там пускай печатают листовки к выборам, а книги мы китайцам отдадим, они же русский лучше знают.

0

115

В книге «Поэзия Серебряного века» меня заинтересовали иллюстрации художника Джованни Больдини.

Джованни Больдини (Giovanni Boldini)
(1842—1931)
Больдини — один из крупных мастеров Италии второй половины XIX — начала ХХ века. И хотя его порой с иронией называли «парижский Больдини» за то, что он длительное время жил вдали от родины, он всегда оставался художником-итальянцем, наследником великой живописной культуры Италии. В творчестве Больдини нашли выражение многие характерные тенденции истории и культуры Италии рубежа веков. В отличие от своих современников — великого итальянского драматурга Луиджи Пиранделло или философа Бенедетто Кроче —Больдини не стремился искать в жизни трагическое, не углублялся в процесс интуитивного познания человеком действительности. Его всегда увлекала сама жизнь, но он искал и находил в ней только прекрасное. Модели его портретов всегда элегантны, пейзажи и натюрморты — эффектны и декоративны.

Атмосфера утонченного декаданса, наполненного символическими ассоциациями и оттенками чувств – дух «конца века», fin de siecle– пронизывает бравурное и эффектное искусство Болдини.

Джованни Болдини один из тех  немногих  художников, которым  удалось так роскошно передать свою любовь к женской красоте.

Больдини, был известен в «приличном» обществе своего времени как «дамский живописец». Заказчики его портретов хотели получить произведение искусства не только само по себе престижное, но и превозносящее со всей очевидностью прелести дамы. Для этого Больдини строил свои портреты в соответствии с лучшими правилами достижения эффекта. Если приглядеться к его женским портретам, видно, что лицо и плечи (открытые части) подчинены всем канонам чувственного натурализма. Губы у этих женщин полные и влажные, тело напоминает о тактильных ощущениях; взгляд нежный, манящий, лукавый или мечтательный, всегда готовый соблазнить того, кто на них смотрит. Портреты Больдини не отражают абстрактную идею красоты и не пользуются женской красотой как предлогом для применения изощренной колористической техники; они изображают данную женщину, причем так, чтобы зрителю захотелось ею обладать.
Однако стоит Больдини перейти к изображению платья, стоит спуститься от корсета к фалдам юбки, а потом от одежд перейти к фону, как он отказывается от «гастрономической» техники, за которую Шопенгауэр бранил голландских художников: контуры утрачивают четкость, материалы расслаиваются на отдельные яркие мазки, вещи превращаются в сгустки красок, предметы растворяются во вспышках света...
Нижняя часть картин Больдини напоминает об эстетике импрессионизма, художник творит искусство, заимствуя из арсенала живописи, в то время считавшейся передовой. Таким образом, его бюсты и лица (возбуждающие желание) окружены венчиком живописного цветка, услаждающего взор. Эти женщины — сирены, соединяющие в себе элементы разных стилей; голова и бюст «для потребления» сочета ются с одеждами для созерцания. Изображенная на портрете дама не ощутит неловкости из-за того, что ее телесно выставили напоказ, как куртизанку: ведь нижняя часть ее туловища способствует эстетическому любованию, то есть наслаждению высшего порядка.

Три женщины - белая, черная, алая... (Дамы Дж.Болдини)

Три женщины - белая, черная, алая -
Стоят в моей жизни. Зачем и когда
Вы вторглись в мечту мою? Разве немало я
Любовь восславлял в молодые года?

Сгибается алая хищной пантерою
И смотрит обманчивой чарой зрачков,
Но в силу заклятий, знакомых мне, верую:
За мной побежит на свирельный мой зов.

Проходит в надменном величии черная
И требует знаком - идти за собой.
А, строгая тень! уклоняйся, упорная,
Но мне суждено для тебя быть судьбой.

Но клонится с тихой покорностью белая,
Глаза ее - грусть, безнадежность - уста.
И странно застыла душа онемелая,
С душой онемелой безвольно слита.

Три женщины - белая, черная, алая -
Стоят в моей жизни. И кто-то поет,
Что нет, не довольно я плакал, что мало я
Любовь воспевал! Дни и миги - вперед!
1912

В.Брюсов

http://uploads.ru/t/K/8/A/K8AO1.jpg
Mrs. Howard-Jouhston (Dolly Baird of Dunbarton), 1906 г

http://uploads.ru/t/M/O/J/MOJnU.jpg
Portrait of Signorina Concha de Ossa 1889 г.

http://uploads.ru/t/3/D/t/3DtHI.jpg
Portrait of Gladys Deacon 1905 г.

http://uploads.ru/t/L/i/Q/LiQ71.jpg
Edith Stuyvesant Dresser Vanderbilt  1900 г.

http://uploads.ru/t/i/L/e/iLecC.jpg
La Signora In Rosa (Emilia Concha de Fontecilla) 1916 г.

Ты — женщина, ты — книга между книг,
Ты — свернутый, запечатленный свиток;
В его строках и дум и слов избыток,
В его листах безумен каждый миг.
Ты — женщина, ты — ведьмовский напиток!
Он жжет огнем, едва в уста проник;
Но пьющий пламя подавляет крик
И славословит бешено средь пыток.
Ты — женщина, и этим ты права.
От века убрана короной звездной,
Ты — в наших безднах образ божества!
Мы для тебя влечем ярем железный,
Тебе мы служим, тверди гор дробя,
И молимся — от века — на тебя!

В. Брюсов

http://uploads.ru/t/W/n/0/Wn0xg.jpg
Rose su un vaso 1906 г.

http://www.liveinternet.ru/community/17 … t70388198/

0

116

Lucia написал(а):

Юность души эта женщина сохранила до глубокой старости.

.... тихий восторг!... Спасибо, Люся!

0

117

Концерт Саши Черного для фортепиано с артистом (моноспектакль Алексея Девотченко, реж. Григорий Козлов)

0

118

Мне кажется биографии почти всех представителей СВ  очень интересны и насыщены порой такими неправдоподобными событиями....

Сергей Юрьевич Судейкин – один из тех художников начала 19 века , названного еще и Серебряным веком, который положил начало новой эстетики. Здесь его биографияСсылкаи его картиныСсылка

http://uploads.ru/t/I/N/g/INg2Z.jpg

С.Судейкин. Маскарад. 1911. Аукцион «Сотбис», 1999

Как ни странно, о нем, довольно хорошо известном в 10—20 годы в литературной и художественной среде, нет монографий, исследований да и статей крайне мало. Возможно, потому, что «один из тех», поскольку расцвет талантов в то время был небывалый. И был Головин, и Сорин , и Сомов, и Сапунов…

Куда больше можно прочесть о его музах. Женщин в его жизни было предостаточно, но лишь две из них могут претендовать на это звание –
Муза первая - Ольга Афанасьевна Глебова-Судейкина, вторая – Вера Судейкина. Вера Судейкина оставила после себя дневник, который был издан в России в 2006 году и Альбом с зарисовками, стихами самых разных художников и поэтов, вхожими в их дом, дом Судейкиных, и собственными заметками по какому-либо поводу.
Мемуары эти представляют огромный интерес и потому, что из них можно узнать как бы изнутри , из первых уст 1)о самом Сергее Судейкине (чаще именно в мелочах, частностях, деталях лучше распознать человеческую суть); 2) заглянуть в святая святых- личные, сокровенные, интимные отношения; 3)увидеть сонм блистательных людей того времени: художников и поэтов ее глазами и, наконец, 4) составить представление в целом об этой эпохе, которую одни определяли как декаданс, модерн, авангард, а другие - как эпоху « подготовки и осуществления самого грандиозного в истории человечества революционного перелома, когда в России рухнул старый мир…» (Вл.Орлов –советский литературовед).
Об Ольге А. Глебовой-Судейкиной очень много статей с диаметрально противоположными мнениями и даже книга Элиан Мок-Бикер
« Коломбина десятых годов».
Кто же они – эти дамы, ставшие Музами Сергея Судейкина , оставившие след в его судьбе и творчестве и в какой-то степени явившиеся символами этой эпохи?

Ольга Афанасьева Глебова – Судейкина

http://uploads.ru/t/t/6/A/t6APN.jpg
Она же – Коломбина десятых годов
Она же - La Dame aux oiseaux

Она же – героиня «Поэмы без героя» А.Ахматовой
В ней было что-то детское, особенно в глазах и в безмятежном золоте волос, и эта детскость в сочетании со знойной женственностью форм и чувственностью рта разила наповал мужчин и женщин. Набоков еще не написал и даже не задумал в то время свою «Лолиту», однако словами «вечная нимфетка» вполне можно было бы назвать актрису и художницу Ольгу Судейкину, в девичестве Глебову, которая сводила с ума литературно-художественный Петербург начала ХХ века так, как его, быть может, с ума еще никто не сводил и больше уже не сведет.
И, кажется, у всех, кто знал Ольгу, первое желание было – раздеть ее, второе – целовать, а третье – благоговеть перед ее красотой. Действительно, у всех – как у мужчин, так и, заметим себе, у женщин. У той же Анны Ахматовой:

Как копытца, топочут сапожки,
Как бубенчик, звенят сережки,
В бледных локонах злые рожки,
Окаянной пляской пьяна,—
Словно с вазы чернофигурной,
Прибежала к волне лазурной
Так парадно обнажена.

Ссылка  здесь Ольга Глебова-Судейкина и русские поэты

Между тем в детстве и ранней юности «парадного» в Ольге было мало, она была грустной и угрюмой девочкой. То ли память о брате-моряке, утонувшем во время учебного плавания, угнетала, то ли необходимость искать отца-выпивоху по кабакам, что было ее постоянной обязанностью в детстве… Она спасалась игрой в куклы – но не в пошлые «дочки-матери», в какие играют, «набивая руку», все нормальные девочки, а в куклы особенные, с которыми она разыгрывала целые театральные представления, выступая там с ними на равных, воображая себя – куклой, а их – существами реальными. Именно эта путаница мира реального и вымышленного, страстей кукольных и человеческих определит на всю жизнь и особенности ее нрава, и характер, и творчество, и любови , и саму судьбу.
Весной 1905 года ученица Глебова получила диплом Императорского театрального училища и была немедленно приглашена в Александринский драматический театр. Однако играть Аню в «Вишневом саде» было ей скучно, ведь жизнь в пьесах Чехова ничем не отличалась от жизни реальной, и Ольга никак не могла взять в толк, зачем надо томиться на сцене той же скукой и обыденностью, которой ты и так томишься в жизни.
Между прочим, не в том ли и суть символизма, декаданса – в отречении от унылости бытия?
Ольга была самым типичным явлением своего времени, воплощением его нервной красоты и надлома форм и содержания, последней, угасающей вспышкой чувственности. Была рождена для любования и поклонения, а кончила свой век в нищете эмиграции, и единственной пищей, которую она тогда хлебала вдоволь, была эта самая не-вы-но-си-мая скука бытия.
Но до этого есть еще время порадоваться жизни и пострадать от нее.
Бросив ортодоксальную Александринку, Ольга добилась ангажемента в Драматическом театре у Комиссаржевской.
Самая большая, пожалуй, удача - участие в премьере пьесы Метерлинка "Сестра Беатрис" вместе с самой Комиссаржевской.

http://uploads.ru/t/Z/W/O/ZWOxY.jpg В "Сестре Беатрисе" с Коммисаржевской

Этот спектакль оформлял входивший тогда в моду художник Сергей Судейкин. Максимилиан Волошин в 1906 году так писал о декорациях художника Судейкина к спектаклю «Сестра Беатриса» в постановке Мейерхольда: «Я действительно в первый раз за много лет видел в театре настоящий сон. И мне все понравилось в этом сне: и эта готическая стена, в которой зеленоватый и лиловый камень смешан с серыми тонами гобеленов и которая чуть-чуть поблескивает бледным серебром и старым золотом».

Служанка Берта в "Гедде Габлер" Ибсена, одна из монахинь в "Сестре Беатрисе" Метерлинка, постановке, в которой впервые встретились имена "Глебова" и "Судейкин". Их увлекает новый театр, уводящий за пределы натурализма и быта, открывающий простор фантазии и игре, тому, что должно преобразить самую жизнь.
Даже на фоне Мейерхольда Сергей Судейкин выделялся своей изысканностью. Он немножко чайльдгарольдил и очень сильно
печоринствовал, выставляя напоказ опять же жутко модные тогда цинизм и эпатажность. При этом он был обаятелен и безусловно талантлив.
http://uploads.ru/t/V/0/a/V0a9N.jpg Судейкин автопортрет

Обожавший Ольгу Федор Сологуб пытался отвратить красавицу от «изменника и злодея» (предостережение было облечено в стихотворную форму):

Под луною по ночам
Не внимай его речам
И не верь его очам,
Не давай лобзаньям шейки, —
Он изменник, он злодей,
Хоть зовется он Сергей
Юрьевич Судейкин.

Да только все было попусту.

Надо сказать, что Сологуб Ольгу и в самом деле обожал. Перед красотой женского тела он был бессилен – не потому, что она вызывала у него сугубо вожделение, нет – эстетическое наслаждение было чуть ли не сильнее желания. Он восхищался танцами Айседоры Дункан и уверял, что танцевать следует только обнаженной. Он написал пьесу «Ночные пляски» и отдал ее поставить Всеволоду Мейерхольду. И убедил Ольгу принять в ней участие – она ведь божественно, просто божественно танцевала. И как-то раз даже выступила с самим Нижинским!
– Не будьте буржуазкой, – уговаривал Соллогуб других актрис – уговаривал своим тяжелым голосом, лишенным всяческой интонации, напоминающим глухую, непроглядную ночь, – вам, как и всякой молодой женщине, хочется быть голой. Не отрицайте. Хочется плясать босой – не лицемерьте. Берите пример с Олечки. Она – вакханка. Она пляшет босая. И это прекрасно!
Сологуб ни за что не хотел отдавать вакханку Судейкину. Но что он мог поделать?
Сергей был несусветен, невыносим и в то же время изыканно-гармоничен, как и его яркие, вызывающие полотна. А уж рисовальщик он был божественный, правда, склонный к циническому высмеиванию натуры. Только Ольгу Судейкин рисовал без карикатурных искажений, заставляя своевольный свой карандаш смиряться перед силой любви к ней.

Примечателен портрет Ольги Глебовой, написанный Судейкиным. В нем он изменил своей излюбленной иронической манере. Лицо ее сосредоточено и спокойно, взгляд долгий - или, как выразился Достоевский, "длинный", задумчив и несколько отрешен. Чеканный разлет бровей. Напряженная жилка на шее. Темные волосы. Бант. Все изысканно, хрупко и чуточку тревожно.

http://uploads.ru/t/a/z/c/azc7G.jpg С.Судейкин. Портрет О. Судейкиной-Глебовой. 1910 г

Ей-богу, смиряться было перед чем, и было что любить. Конечно, сравнение изящных красавиц со статуэтками саксонского фарфора – изрядная банальность, но куда денешься от того, что именно банальность как нельзя лучше соответствует действительности? Ольга обладала хрупкой, изящной красотой, которая не вянет с годами, а словно бы становится все более законченной. И при этом она вовсе не была тощая, формами обладала пленительными. Волосы – словно у красавиц из французских сказок, глаза – переменчивые, волнующие, напоминающие опалы. В них наряду с основным цветом белого вина, пробегают холодные волшебно-пепельные оттенки. Только Перроно, Ватто или Ренуар могли бы написать эти волосы!

Какая прелесть Ольга Афанасьевна!
Припомнив повести Тургенева,
Мы скажем, что душа у Оли - Асина,
Тиха, улыбчива, сиренева.

Ну, тут непременно следует добавить про жемчужные зубки и уста, как будто розы… Все это было, было… было, как надо! Потрясающее сочетание одухотворенности и чувственности – вот что отличало ее от других, а вовсе не только сказочная красота. Одухотворенность и чувственность… В конце 1906 года Сергею Судейкину нужно было ехать в Москву. Ольга пошла проводить его на вокзал, поднялась в вагон и... уехала с ним, позабыв или постаравшись забыть, что в этот самый вечер она должна была, переодевшись мальчиком, играть пажа и третьем действии "Вечной сказки" Пшибышевского. Когда беглянка возвратилась через два дня, Вера Комиссаржевская отказалась принять извинения и уволила ее из труппы.
Некоторое время спустя, в начале 1907 года, Ольга Глебова стала женой Сергея Судейкина. Венчание состоялось в Петербурге, в церкви Вознесения. Одним из свидетелей был художник Николай Миллиоти.

Попав в круг его художественных исканий,она становится пленницей; у нее как будто "нет уже (...) собственной воли, но лишь одна все поглощающая воля того, кто ею владеет" (А. Мгебров). Могучий творческий импульс, принятый от Судейкина, способствовал самоосуществлению. Роль "Путаницы" из пьесы Ю. Беляева, сыгранная в 1910 году в суворинском театре, снимает возможный внутренний конфликт: в костюме этой героини, "души, старинного водевиля", ее написал Судейкин и запечатлела Ахматова:

http://uploads.ru/t/v/c/3/vc3ks.jpg
Ольга Глебова-Судейкина в роли Путаницы. Работа Судейкина

Композиция построена на сочетании откровенной театральной «мишурности» окутывающего фигуру плаща, отороченного горностаем, и нежной женственности лица, его внутренней одухотворенности. Это одновременно изображение и театрального персонажа, и реального человека. Именно в костюме Путаницы Глебову-Судейкину запечатлевает во второй главе «Поэмы без героя» А.А.Ахматова:
«Метель. Новогодняя полночь. Путаница оживает, сходит с портрета, и ей чудится голос, который читает:

Распахнулась атласная шубка!
Не сердись на меня, голубка,
Что коснусь я этого кубка:
Не тебя, а себя казню.
Все равно подходит расплата –
Видишь, там, за вьюгой крупчатой
Мейерхольдовы арапчата
Затевают опять возню»

Ахматова и Глебова-Судейкина были близкими подругами

http://uploads.ru/t/V/T/P/VTPNB.jpg

к образу актрисы Ахматова не раз обращается в поэме:

«Ты в Россию пришла ниоткуда,
О мое белокурое чудо,
Коломбина десятых годов!
Что глядишь ты так смутно и зорко,
Петербургская кукла, актерка,
Ты – один из моих двойников»

С.Судейкин пишет картину Коломбина
Ахматова поясняла, что это вовсе не портрет Судейкиной, «это скорее портрет эпохи – это десятые годы, петербургские и артистические, а так как О.А. [Ольга Афанасьевна] была до конца женщиной своего времени, то, вероятно, что она всего ближе к Коломбине. Говоря языком поэмы, это тень, получившая отдельное бытие...

http://uploads.ru/t/Z/s/x/ZsxQb.png

С.Судейкин.  Ольга Глебова-Судейкина в роли Псиши

В течение многих месяцев Сергей и Ольга Судейкина были неразлучны, их соединяет сильная взаимная страсть: "Мне казалось, что я могла бы десять лет кряду просидеть в одном кресле с Сергеем", - признавалась Ольга своей подруге. По выражению Анны Ахматовой. Ольга была для мужа "предметом культа", он обожал ее исступленно, боготворил ее, хотел сделать из Ольги настоящее "произведение искусства".

http://uploads.ru/t/h/j/8/hj8CE.jpg

С.Судейкин. Обнаженная ( О.Глебова-Судейкина)

http://uploads.ru/t/0/Y/1/0Y1rL.jpg

С.Судейкин. Русская Венера. 1907г

И здесь в образе русской Венеры - тоже О. Глебова-Судейкина
Часто Сергей видел в ней уже не живую женщину, но свою мечту или материал, в котором могли воплощаться его сценические фантазии. Ничто не могло сдержать его воображения в умении одевать - и обнажать - Ольгу: сегодня он укутывал ее пышными тканями нежных или ярких цветов, а назавтра почти совершенно оголял ее "фарфоровые плечи", и "Дианы грудь", как писал А. Лурье в своих воспоминаниях о ней. Ольга с особым изяществом носила эти воздушные туалеты, созданные мужем, - слегка экстравагантные и театральные, иногда в стиле 1830-х годов.

http://uploads.ru/t/5/7/Y/57Yxu.jpg

Сергей играл с ней так же, как Олечка-девочка играла своими куколками: даже одевал ее в какие-то невероятные одеяния. Сергей придумал ей манто из светло-голубого лебяжьего пуха, в котором она была похожа на фею снежинок. А как-то раз она пришла в кабаре «Бродячая собака» в платье бело-розового тюля, украшенном бабочками и расшитом жемчугом. Кстати, экстравагантные модели Сергея не остались не замеченными русскими модными домами, Ольга позировала в них для открыток, потом ее нанимали появляться на светских гуляниях и на богемных сборищах в новых моделях одежды – то есть она была одной из первых русских манекенщиц.

http://uploads.ru/t/E/y/f/EyfUa.png  О.Глебова-Судейкина - модель

Образ, возникающий из воспоминаний современников, - пленительный, если не сказать - волшебный: кукольная фея Петербурга, цейлонская бабочка в плеске ярких шелков, Коломбина, Психея... Изящество, природная грация, восторженность, яркая одаренность, ей присущие, проявлялись разнообразно. Она была человеком, созданным искусством модерна во всем его блеске и беззаконии. Художественные фантазии Сергея Юрьевича Судейкина обретали в ней плоть и кровь, поражая многоликостью: монахиня и сатиресса, Богородица и кукла-марионетка, одалиска и простодушная деревенская девушка. Но сквозь все одежды просвечивал один облик — облик Олечки (как все ее звали) Глебовой-Судейкиной. С детской припухлостью рта, с обрамленным белокурыми локонами тонким лицом, чуть смятым хронической бессонницей, она сама была театральным персонажем на подмостках эпохи, насквозь пропитанной театральностью.
Ее облик, так счастливо совпавший с женским идеалом, признанным в богемной среде, был доведен до эстетической законченности рукой художника Сергея Судейкина, чьей женой, музой и живой моделью она была...Была…
Да, профессией жены Сергея Ольга могла бы заниматься бесконечно долго. Но увы… она получила отставку! Мрачный, ухающий, как филин, Сологуб (именно его, кстати, изобразил в виде доктора-филина Алексей Толстой в «Приключениях Буратино») оказался прав насчет «изменщика и злодея».
Но только вот какой вышел казус, какая закавыка: не соперница-разлучница погубила счастье Ольги – его погубил… соперник-разлучник. У Сергея был близкий друг по имени Михаил Кузмин. Знаменитый поэт, утонченное, изысканное существо, красавец совершенно в декадентском стиле – лишенный примет мужественности, изломанный Пьеро, томное нечто… Талант его был сверкающий и несравненный, нездешний, нерусский.
http://uploads.ru/t/n/V/j/nVj7G.jpg   М.Кузьмин портрет К.Сомова 1909

В один прекрасный день Ольга наткнулась на дневник Кузмина. Отчего-то в начале века все, как нанятые, вели дневники и раскидывали их где ни попадя, так что на них натыкались объятые иллюзиями мужья или жены подруг или друзей. И читали все, что объектам их иллюзий взбредало в голову написать, и со звоном роняли на пол розовые очки, и те разбивались на мелкие осколки.
Розовые очки Ольги разбились, как это ни парадоксально звучит, на голубые осколки, потому что именно такова была суть дружбы ее мужа и Михаила Кузмина. Теперь ей стала ясна причина охлаждения Сергея!
Она устроила сцену, требуя, чтобы Михаил больше не ступал на их порог. Сергей пытался обратить все в шутку, однако Ольга была на грани истерики, и над ней сжалился не муж – над ней сжалился любовник мужа. Михаил ушел, внешние приличия супружеских отношений были, казалось, восстановлены, однако Сергей не простил Ольгу. Теперь он скрывал от нее свои измены, спасибо, хоть не якшался больше с существами мужеского пола, предпочитая (во всяком случае – явно) женщин. И с Ольгой он совершенно не считался. Как-то раз привел в дом очередную любовницу и с вызовом заявил, что она пока останется у них, потому что муж обещал ее убить. (Добавим в скобках: даму эту звали Вера Артуровна Шиллинг).
Ольга даже подружилась с Верой, и в петербургских салонах немало веселились, когда вдруг являлось это трио: Сергей Судейкин и две обворожительные женщины, «Оленька и Веронька», как их называли, – бывшая жена и тогдашняя любовница. Такие отношения продолжались до 1915 года.
На знаменитой картине С.Судейкина  1915 года "Артистическое кафе" они запечартистлены обе.

http://uploads.ru/t/X/C/m/XCmBj.jpg

Вера Шиллинг( в будущем Стравинская) на переднем плане, обнаженная, смотрит в зеркало.
Ольга Глебова Судейкина в центре. На ее плечо опирается доктор Дапертутто (Мейерхольд).

http://uploads.ru/t/C/Y/1/CY1iA.jpg
Деталь.На переднем плане М.Кузьмин; рядом с ним предположительно В.Кузьмин в маске Пьеро.

Со временем наладились отношения и с Михаилом Кузминым: страшная кровавая рана, их разделившая, исчезла бесследно.
И стихи Кузмина, посвященные Ольге, полны все тем же восхищением перед безусловностью ее красоты и обаяния:

Пускай нас связывал издавна
Печальный и веселый рок,
Но для меня цветете равно
Вы каждый час и каждый срок.
Люблю былое безрассудство
И алых розанов убор,
Влюбленность милую в искусство
И комедийный нежный вздор.
На сельском лежа на диване
Вы опускали ножку вниз
И в нежно-желтом сарафане
Сбирали осенью анис.
Весенним пленены томленьем
На рубеже безумных дней,
Вы пели с пламенным волненьем
Элизий сладостных теней.
Вы, коломбинная Психея,
Считаете воздушно дни,
И, страстный странник, я, старея,
Влекусь на прежние огни.
Двух муз беспечная подруга,
Храня волшебство легких чар,
От старого примите друга
Последней музы скромный дар.

Быть может, у Ольги и не было яркого драматического таланта, как у Ермоловой или Комиссаржевской, но у нее был другой талант, и он с блеском проявился во времена знаменитого артистического кабаре "Бродячая собака", которое просуществовало три гола - с 1912 по 1915. Сюда приходил весь петербургский бомонд: артисты, художники, писатели, политики. В залах "Бродячей собаки" на Михайловской площади было уютно и по-декадентски остро. Этому способствовали роспись Сергея Сулейкина и других художников-модернистов и, конечно, разнообразная программа вечеров и ночей: выставки и конкурсы, поэзия и балет, драматические сценки и веселые пародии.
Здесь танцевала Глебова. Она исполняла танцы-стилизации на русские и французские темы, иногда подражала Айседоре Дункан.

http://uploads.ru/t/R/W/Y/RWYif.jpg

Ольга из «Балетного либретто» (читайте А.Ахматова) — это, несомненно, Ольга Глебова-Судейкина, актриса разных театров, в том числе театра Суворина на Фонтанке. Туда она ушла из Литейного театра — и там потерялась. В Литейном театре была пора ее расцвета. Это о ней сказано в либретто Ахматовой: «Козлоногая ведет вакхическое шествие, как бы на чернофигурной вазе». Глебова-Судейкина исполняла главную роль фавнессы (с Николаем Маргаритовым — фавном) в балете-пантомиме Бориса Романова на музыку Ильи Саца «Козлоногие».
Премьера прошла 11 октября 1912 года. 13 октября Владимир Азов упоминал в газете «День» о «великолепных способностях г-жи Глебовой-Судейкиной», а Николай Шебуев тогда же писал в «Обозрении театров»:
«Оргиазм настоящий, козлоногий — сама непосредственность природы, для которой нет консонансов, нет диссонансов, — захватывает вас.
Полагая зрелище «в высшей степени эффектным», другой автор того же «Обозрения театров» находил: «Это какая-то вакханалия красок, звуков и движений; козлоногие мифологические чудовища в дикой пляске метались по сцене, боролись за обладание женщиной… Очаровательна была г-жа Глебова-Судейкина в рискованной роли козочки».
И это были воплощения ее собственной души, в которой жили и "идеал мадонны", и "идеал содомский".

Шлейф поклонников вился за Ольгой. Ее боготворили. За ней ухаживали. Ей слагали стихи. Федор Сологуб преклонялся перед ее красотой и талантом балерины. Вот только названия его стихов: "Оля, Оля, Оля, Оленька!", "Под луною по ночам...", "Не знаешь ты речений скверных...".
Но среди флирта и мимолетных увлечений была в жизни Глебовой-Судейкиной и роковая любовь. Всеволод Князев, красавец и поэт, вольноопределяющийся 16-го гусарского Иркутского полка, расквартированного в Риге. Наездами он бывал в Петербурге и часто заходил в "Бродячую собаку". Летом 1912 года он познакомился с Ольгой и был покорен "волшебной феей".

http://uploads.ru/t/C/9/7/C97vT.jpg   Всеволод Князев

Но у Князева были довольно сложные отношения с поэтом Михаилом Кузминым. Последний питал страсть к нежно-мужественному гусару. Вероятно, их отношения зашли в тупик с появлением Ольги (история повторилась дважды: и с мужем-С.Судейкиным и с любовником - В.Князевым). Между Кузминым и Князевым происходит крупная ссора. Сейчас уже трудно разобраться, что произошло в действительности, но через полгода после этой ссоры Всеволод Князев застрелился. Это произошло 5 апреля 1913 года. Ему было всего 22 года.По этому поводу в разных статьях, претендующих на глубокое исследование, к этой истории примешивают и Анну Ахматову, которая имела, якобы интимную связь с Глебовой-Судейкиной. Сейчас можно говорить что угодно. Они не могут ответить. Но история легла в основу "Поэмы без героя" Анны Ахматовой и посвящена Ольге Глебовой-Судейкиной. Это правда. Правда и то, что они несколько лет проживали в одной квартире, квартире А.Ахматовой на Фонтанной.
http://uploads.ru/t/T/O/n/TOnuL.png

Ольга Глебова-Судейкина с Анной Ахматовой в доме на Фонтанке 1920

И именно в этой квартире-музее существует экспозиция работ О.Глебовой-Судейкиной.

http://uploads.ru/t/t/B/U/tBUJO.png  http://uploads.ru/t/8/4/q/84qXu.png
http://uploads.ru/t/8/h/I/8hIDn.png  http://uploads.ru/t/p/b/o/pbosN.png

Некоторое время Ольга была в шоке, но постепенно душевная рана зарубцевалась. Да и события не давали зацикливаться на себе. 1917 год - революция,
1921-й - смерть Блока. Анна Ахматова вспоминает: "Мы с Ольгой после похорон Блока, ищущие на Смоленском кладбище могилу Всеволода. "Это где-то у стены", - сказала Ольга, но найти не могли. Я почему-то запомнила эту минуту навсегда".
И тут в жизни этих двух женщин возник Артур Лурье - композитор, пианист и музыкальный критик. Он был моложе Судейкиной на 6 лет и на 2 - Ахматовой. Красивый и галантный кавалер попеременно оказывал знаки внимания то одной, то второй. Много лет спустя Нина Ольшевская-Ардова все пытала Анну Ахматову о тех годах и заводила разговор о музыке и театре, на что Ахматова отвечала: "Мы были влюблены в одного человека". Спустя много лет, уже за границей, куда он уехал после революции, Лурье опубликовал очерк, посвященный памяти Глебовой-Судейкиной. В нем он написал: "Ольга Афанасьевна Глебова-Сулейкина, волшебная фея Петербурга, вошла в мою жизнь за год до первой мировой войны. Она жила только искусством, создав из него культ... Ольга Афанасьевна была одной из самых талантливых натур, когда-либо встреченных мною..."

http://uploads.ru/t/9/Y/K/9YKNr.png

Аненнков.Портрет  Глебовой-Судейкиной

Война и гул приближавшегося исторического катаклизма загоняли художников в катакомбы. Выступления Судейкиной 1917-1919 годов проходили чаще всего в "Привале комедиантов", пришедшем на смену "Бродячей собаке". В погребальном роскошестве подвала в доме Адамини она сыграла одну из своих последних "старорежимных" ролей. Ею оказалась Смерть.
Творческие возможности О.А. Глебовой-Судейкиной были разнообразны: актриса ("одна из редчайших русских актрис, умевшая читать стихи" (Г. Адамович)), танцовщица, художник, она прекрасно вышивала, мастерила кукол из шелка и парчи, блесток и позументов. Мир ее кукол - мир театра и танца: балерины, маркизы, Гамлет, Дон Жуан, Мадонна и Лунная Лилит - женщина-демон. В начале 1920-х годов она сделала несколько моделей статуэток для Фарфорового завода, из которых известны три: "Псиша" (роль, сыгранная ею в одноименной пьесе Ю. Беляева), "Коломбина" и "Гений танца" (в Париже работа по фарфору была продолжена).

http://uploads.ru/t/D/m/p/DmpXs.png
Ольга со своими куклами. Портрет работы Наппельбаума.

Но эти удивительные вещи, рожденные не только неистощимой фантазией, но и знанием стилей разных эпох, стали еще и способом заработка. "Без денег, без мужей - их (Ахматову и Судейкину. - И. К.) очень жалко", - записал в дневнике 1923 года К. Чуковский: С. Судейкин уже в 1920 году перебрался в Париж; в 1922 покинул Россию Артур Сергеевич Лурье, композитор, восхищавшийся талантами Ольги Афанасьевны, впоследствии - автор восторженных воспоминаний о ней, автор музыки к "Поэме без героя".
В первые послереволюционные годы Судейкина еще актерствует - играет в Народном Доме (порою по три спектакля в день).
Актриса Л. Ильяшенко запомнила Ольгу в низком придворном реверансе, изящно предлагающую ей, обессиленной репетициями, вареную картошку.
К 1924 году созрело роковое решение. С чемоданом, полным статуэток и кукол, под предлогом организации выставки своих произведений, Судейкина уезжает в Берлин, а затем в Париж. Оттуда пишет Ф. К. Сологубу: "Мне, грешнице, Европа не очень нравится. Внешний блеск, вычурность людей, сиденье по кафе - все это ужасно тупо. (...). Теперь я немножко попривыкла, а то иной раз и плакала от тоски. Думаю, что у нас дома все-таки лучше".
"Чужая среди чужих", она, волею обстоятельств, прожила двадцать лет в Париже, вращаясь в очень небольшом круге знакомых (среди которых Л. Н. Замятина и художник Н. Д. Миллиотти), осуждая себя за легкомыслие, зарабатывая на жизнь художественными вышивками и шитьем, отдавая душу птицам, которых держала во множестве в маленькой своей квартирке, страдая от безденежья и болезней.
А еще было время, когда Ольга получала деньги от бывшего мужа. Когда Ольга обнаружила, что Сергей Судейкин женился вторично – при живой-то жене!(к тому же она - Вера Шиллинг- уехала с С.Судейкиным под ее именем) – она пригрозила разоблачить его в полицейской префектуре, предоставив брачное свидетельство. Савелий Сорин выступил, так сказать, миротворцем, скандал не разгорелся, и какое-то время Ольга скромно, но существовала на деньги Сергея. И процедуру развода тянула, сколько могла… Но всему когда-нибудь приходит конец, пришел конец и браку с Сергеем, и деньгам. Хотя именно его она любили всю свою жизнь.

http://uploads.ru/t/5/C/U/5CUcv.png

Portrait of Olga Glebova-Sudeikina, Madga Drommeter, 1923

"Последний мой бронхит оказался роковым от истощения, - сообщала она в конце 1944 года близкой подруге Вере Квилл, - неделями без масла и вообще всякой еды - я вдруг получила туберкулезный процесс в легком".
В госпитале Бусико, в ночь на 19 января 1945 года, Ольга Глебова-Судейкина скончалась, приняв незадолго до смерти причастие. Несколько близких друзей похоронили ее на русском кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.На ее могиле стоит белокаменный крест, деньги на который дали Сергей Судейкин и Артур Лурье.
http://uploads.ru/t/o/V/y/oVy54.pngСпустя почти полгода после ее кончины Анна Ахматова вдруг решила написать второе посвящение к своей «Поэме без героя» (сама-то поэма была начата в 1940 году и сопровождена авторским предисловием, то есть как бы закончена, в сорок четвертом). А тут вдруг возникло второе посвящение с его риторическим вопросом:

Ты ли, Путаница-Психея,
Черно-белым веером вея,
Наклоняешься надо мной,
Хочешь мне сказать по секрету,
Что уже миновала Лету
И иною дышишь весной…
Сплю – мне снится молодость наша,
Та е г о миновавшая чаша:
Я тебе ее наяву,
Если хочешь, отдам на память,
Словно в глине чистое пламя
Иль подснежник в могильном рву.

Знала Анна Андреевна в это время о смерти любимой подруги или ее посетило некое высокое предчувствие, это роли уже не играло: прекрасная петербургская кукла уже переплыла и Ахерон, и Лету и чашу страданий своих испила до дна.

Январский день. На берегах Невы
Несется ветер, разрушеньем вея.
Где Олечка Судейкина, увы,
Ахматова, Паллада, Саломея,
Все, кто блистал в тринадцатом году, —
Лишь призраки на петербургском льду.
Вновь соловьи засвищут в тополях,
И на закате. В Павловске иль в Царском,
Пройдет другая дама в соболях,
Другой влюбленный в ментике гусарском.
Но Всеволода Князева они
Не вспомнят в дорогой ему тени.
Ни Олечки Судейкиной не вспомнят,
Ни черную ахматовскую шаль,
Ни с мебелью ампирной низких комнат —
Всего того, что нам смертельно жаль.
Г. В. Иванов

Get Adobe Flash player

Отредактировано Людмила (09-03-2012 22:47:45)

+2

119

Люда, спасибо за рассказ и видео об Ольге Глебовой-Судейкиной. Очень интересно!

0

120

Lucia написал(а):

Люда, спасибо за рассказ и видео об Ольге Глебовой-Судейкиной. Очень интересно

Мне тоже было интересно,Lucia! Знала я,конечно,об Ольге Г-С, но без многих подробностей...

0



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC